«Медный всадник»

Памятник Петру I в Санкт-Петербурге получил название "Медный всадник". Его роль в русской культуре трудно переоценить, потому что нет такого вида искусства, который не затронул бы своим вниманием монумент Петра Великого.

Глубокий смысл, заложенный автором "Медного всадника", современники прекрасно понимали: крутая скала, отечески простёртая рука, судороги побежденной змеи, стремительный полёт коня, несущего Всадника в будущее. Монумент символизировал расцвет России, он стал первым и лучшим памятником Петербурга, одним из самых выразительных произведений скульптуры. Наиболее правильно охарактеризовали его поэты: Александр Пушкин, так умело подобравший название своему произведению и самому памятнику, а через сто лет - Александр Блок.

С первых дней своего царствования Екатерина II, отказавшись от собственного памятника, решила увековечить свои деяния установлением памятника Петру I, продолжательницей дела которого она себя считала.

Царица пригласила в Петербург французского скульптора Фальконе, и в 1766 году он прибыл в Петербург. Скульптору был оказан великолепный приём, специально для него была устроена мастерская.

Замысел принадлежит самому Фальконе: установить конную статую на гигантский пьедестал естественной скалы. Для позирования из царских конюшен были выделены лучшие жеребцы с красивыми кличками Бриллиант и Каприз. Лошадей загоняли на полном скаку на построенный дощатый помост и на мгновение удерживали над пропастью. За этот короткий миг скульптор должен был сделать карандашный набросок с натуры. Было выполнено бесчисленное количество набросков, которые впоследствии составили блестящую композицию.

У Фальконе возникла проблема при моделировании головы Петра I. Трижды он её лепил, и трижды императрица отвергала его модели из-за отсутствия сходства с оригиналом.

Помогла ученица скульптора Колло, приехавшая с ним в Россию и ставшая его помощницей. Она вылепила голову царя при помощи гипсовой маски, снятой ещё при жизни Петра. Успех превзошёл себя: показанная Екатерине модель сразу была принята, и Колло получила за неё пожизненную пенсию. В 1788 году монумент был открыт, из двух медалей (золотой и серебряной) одну Фальконе отдал Колло.